?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Имя Кристины Скарбек стало легендой еще при ее жизни. Поступки и образ жизни этой женщины служили поводом для дискуссий.
Темпераментная, острая на язык, она меняла любовников как перчатки, не считаясь ни с какими правилами и условностями.
Но никто не мог ей отказать в необыкновенной храбрости, находчивости и решимости в борьбе. Ею восхищались все спецслужбы времен войны, а в длинном списке ее любовников числится автор книг о Джеймсе Бонде Ян Флеминг, для которого именно она стала прообразом Веспер Линд - девушки Бонда из первой повести бондианы "Казино Рояль". В действительности это Кристина была Бондом...

ll-10798-granville

Многие считают ее лучшим шпионом второй мировой войны. В офицерских собраниях все вставали при ее появлении. Черчиль называл ее своей "любимой шпионкой", а версии печальной гибели Кристины противоречивы. После смерти Кристины ее любовники заключили договор молчания, опасаясь, что свидетельства любовных приключений заслонят ее заслуги. Правительство Британии отметило Кристину Скарбек высшими наградами, во Франции она героиня Сопротивления, израильтяне по сей день считают ее одним лучших своих агентов, и только в родной Польше она числится предательницей.


[читать дальше]



Согласно английским источникам, графиня Мария Кристина Янина Скарбек из древнего рыцарского рода Авданк родилась в 1915 году. Но польские историки нашли свидетельство рождения, согласно которому Кристина родилась 1 мая 1907 года. Ее отец, обедневший аристократ граф Ежи Скарбек привил девочке любовь к конному и лыжному спорту, к рискованным приключениям. Отношения с отцом были идеальны, но для большинства родственников - аристократов она оставалась чужой из-за происхождения матери Стефании Гольдфедер, еврейки, принявшей католицизм, и это омрачало детство Кристины. Враждебная аристократическая среда научила ее стоять на своем и пренебрегать принятыми условностями.
В католической школе она доставляла немало хлопот учителям, но из-за аристократического происхождения все выходки прощались. В возрасте 15 лет во время вечерней службы в костеле Кристина подожгла сутану ксендза, за что и была исключена из школы. Позже она объясняла приятелю, что хотела лишь проверить насколько глубока вера ксендза: прервет ли он молитву и займется тушением горящей сутаны или продолжит службу. Экзамен ксендз не выдержал. Кристина покинула Львов и продолжила учебу в других престижных школах. Но в 1926 году идиллия закончилась. Банк Гольдфедера обанкротился, что сказалось на материальном состоянии семьи.

В 1930 году Кристина вместе с матерью переезжает в Варшаву и вскоре входит в круг писателей и артистов. Ее имя фигурирует в светских хрониках, а среди близких друзей есть и известные писатели. Свет Варшавы отдает должное ее красоте и обаянию. По настоянию друзей она принимает участие в конкурсе Мисс Польша, где доходит до финала. Выходит замуж за предпринимателя Густава Гетлиха. Хотя муж и старался прикрыть глаза на любовные приключения жены, замужество продлилось меньше года. После развода Кристина принимает участие в конкурсе красоты в горнолыжном курорте Закопане и на этот раз побеждает. Здесь же, в Закопане знакомится со вторым мужем - дипломатом и путешественником - Ежи Гижицким.
В Татрах она знакомится с контрабандистами, занимавшимися торговлей алкоголем и папиросами, и провозит для них товар через словацко-польскую границу, пользуясь дипломатической неприкосновенностью Гижицкого. Так ей удалось познакомиться с местными крестьянами-горцами, узнать их тайные тропы и укрытия, что пригодится ей через несколько лет.

В 1938 году состоялась свадьба Кристины и Ежи, и вскоре они уехали в Кению, где Ежи получил работу в консульстве. Здесь их застало известие о начале войны. Посреди бракоразводного процесса (этот брак тоже оказался неудачным, но официально они развелись только в 1946 году) пара ближайшим рейсом отправляется во Францию. В Англию Кристина прибывает уже одна.

Сразу по прибытии в Лондон Кристина обратилась в управление спецоперациями английской разведки и предложила свои услуги по доставке агитационных материалов, радиошифров и разведывательных планов из Венгрии в Польшу. Ее приняли на трудный курс подготовки, который она закончила с отличием, став первой женщиной среди выпускников. Особенно отличилась на курсах по стрельбе и "тихому оружию": ликвидация противника ножом, шпагатом или голыми руками. В феврале 1940 была послана в Будапешт, где под именем журналистки Кристины Гижицкой установила контакт с другим агентом Анджеем Коверским. Красавец-поляк пришелся по душе Кристине, и вскоре они стали любовниками.

Оба агента отправились в Польшу. Их проводником через словацкие Татры был известный горнолыжник Ян Марусаж. Дорога была трудной, температура упала до 25-ти градусов ниже нуля, и внезапная метель унесла жизни 30 человек. Но Кристина Скарбек не сдалась и, обходя лежавшие вдоль тропинки трупы, добралась до польской границы. Еще через три дня они чудом очутились в Варшаве, где она установила контакт со Стефаном Витковским, руководителем разведгруппы "Мушкетеры". Этим Кристина спровоцировала враждебное отношение к себе польского подполья, обвинявшего "мушкетеров" в контактах с немцами. Скарбек была обвинена в предательстве и сотрудничестве с нацистами. Она знала, что в Польше ей грозит смерть. Не смотря на это ей удалось вывезти из Польши ценные материалы, добытые "мушкетерами". Это были сведения о расположении и снабжении немецких войск, об использовании польских предприятий в военной промышленности Германии, свидетельства жестокости гитлеровцев в отношении гражданского населения. Но самым ценным материалом был микрофильм, запечатлевший приготовления немецких войск к нападению на СССР. Благодаря Кристине Лондон узнал о плане "Барбаросса".

В Варшаве Кристина встречается с матерью и братом, но уговорить ее покинуть оккупированную Польшу не удалось. Стефания Скарбек погибла в варшавском гетто.

Очередной "добычей" Скарбек стал эмиссар польского подполья Владимир Ледоховский. По возвращении в Будапешт Кристина оказалась в окружении двух любовников. Коверски и Ледоховски мирились с таким положением, а Кристина делила любовь между ними. Еще один неудачливый вздыхатель, получив отказ, попытался покончить с собой и прыгнул с моста, но река к тому времени уже покрылась льдом, и он отделался переломом ноги.

Польскую границу Скарбек пересекала еще трижды. Во время последнего перехода вмете с Ледоховским их задержал словацкий патруль. Полицейские обыскали багаж, обнаружили большую сумму денег и поделили их между собой. Агенты знали, что вот-вот словаки обнаружат спрятанные в багаже документы. Скарбек поняла, что больше ждать нельзя. Она начала флиртовать с одним из полицейских, тот поддался на эту уловку, прекратил обыск, подошел к Кристине и стал играть ее бусами. Как только второй полицейский открыл очередной чемодан, Скарбек вцепилась ногтями в лицо своего ухажера, сорвала с себя бусы и закричала: "Мои бриллианты!..". Полицейские бросились собирать бусины, а Кристина с Ледоховским пустились на утек. Вскоре словаки поняли,
что "бриллианты" поддельные, начали стрелять, но беглецы были уже далеко, и ни одна пуля не настигла их . Им удалось спастись, но документы вместе с их фотографиями попали в руки немцев. Тем не менее "сгоревшие" агенты еще некоторое время продолжали свою работу в Венгрии.
Вскоре Венгрия присоединилась к странам оси, и они почувствовали как земля горит у них под ногами.

В январе 1941 года группу запеленговали немцы. Скарбек и Коверски оказались в застенках гестапо. Во время одного из многочасовых допросов Кристина Скарбек сыграла одну из самых известных своих ролей. Она притворилась, что плохо себя чувствует, прокусила язык, так что кровь появилась на губах, сильно закашлялась, заплевав допрашивавшего ее офицера кровью. На удивленные вопросы ответила, что больна тяжелой формой туберкулеза и дни ее сочтены. Ее доставили в больницу. Венгерский врач на рентгене увидел следы болезни легких. Кристина знала, что это следы неопасного заболевания, перенесенного ею до войны во время работы на заводе Фиата. Немцы, панически боявшиеся туберкулеза, решили отпустить ее домой: все равно скоро умрет. Отпустили и Коверского, как сопровождающего смертельно больную, гестаповцы были убеждены, что и он несомненно болен чахоткой. Шпионы оказались на свободе, но ясно было , что из Венгрии пора бежать. После войны Коверски неоднократно возвращался в своих воспоминаниях к этому эпизоду:

"Опасность всегда вызывала у Крыси прилив адреналина, она не могла жить без этого. И в этом было ее счастье. Я хорошо помню как во время ареста в Будапеште у нее было такое выражение лица, будто она идет на коктейль-пати".

Имя Кристины Скарбек было хорошо известно немцам, и материалов о ее шпионской деятельности было предостачно. Было ясно, что покинуть Венгрию она может только под другим именем. В британском посольстве она получила фальшивые документы на имя Кристин Гранвиль (Christine Granville), с которым она прожила всю свою дальнейшую жизнь. Теперь она была англичанкой с французскими корнями. Превосходный французский и слабый английский Кристины вполне отвечали этой легенде. Заодно она решила помолодеть на семь лет: по ее просьбе год рождения был изменен на 1915. На надгробье ее могилы фигурирует именно этот год. Коверски получил имя Эндрью Кеннеди. Границу с Югославией мадам Гранвил пересекла в багажнике машины работника посольства. В Белграде Кристин и Эндрью были зачислены в балканский отдел управления спецопераций (SEO). Но и тут они задержались ненадолго, т.к. вскоре немцы заняли Югославию. Через Болгарию пришлось бежать в нейтральную Турцию, где агенты получили приказ перебраться в Каир, но для этого им нужно было пересечь Сирию, контролируемую французской администрацией Виши, сотрудничавшую с Гитлером. Без специальных виз проезд был невозможен.
У агентов, которых разыскивало гестапо, шансов на получение виз не было, но у Кристины на этот счет был собственный план, и она решила лично похлопотать у консула Франции и убедить его выдать визы. На все опасения Коверского она ответила: - "Спокойно, котик, положись на меня. Ведь консул тоже человек и к тому же мужчина и француз... Пойду и посмотрю, что можно сделать". Через два часа Кристина вышла из дома консула с двумя визами. Как ей это удалось, можно только догадываться...

Она прибывает в Каир полна надежд, но здесь ее ждет разочарование: британская разведка не нуждается больше в ее услугах. Это было результатом давления со стороны польского подполья, подозревавшего Скарбек в сотрудничестве с немцами. Польские власти считали, что перейти границу с Сирией мог только немецкий агент. Координатор управления спецопераций Джордж Тейлор настолько ценил ее услуги, что в тайне от поляков приказал и впредь выплачивать ей жалование, и вскоре вместе с Коверским она была послана в Алеппо для разработки плана по взрыву моста через Евфрат. 1942-43 годы она провела на Ближнем Востоке. О жизни Скарбек, звездой ресторанов и пляжей с длинным хвостом поклонников, не отступавших от нее ни на шаг, в этот период известно немного. Предположительно именно в это время разгорелся роман Кристины с сыном короля Афганистана. Новых заданий не было. Тянулись месяца ожидания, скуки и попыток вернуть доверие британской разведки.Только после появления во главе организации Патрика Ховарта Скарбек вернулась на службу. Весь Каир говорил об этом новом романе...


В августе 1943 года Скарбек прибыла на базу Рамат Давид недалеко от Хайфы, где прошла курсы парашютистов и радистов, - подготовка для ее засылки под именем Паулин Арманд в июле 1944-го на плоскогорье Веркор в юго-восточной части Франции. Как курьер шпионской сети "Жокей" она в одиночку добиралась от одной диверсионной группы к другой для планирования и координирования операциий. Сетью руководил английский шпион Френсис Камертс (Francis Cammaerts). И он вскоре тоже стал ее любовником. Паулин принимала активное участие в атаках партизан на мосты и немецкие склады амуниции. После взрыва одного из мостов на юге Франции Паулин позволила себе сфотографироваться на развалинах. Это единственная ее фотография той поры, сделанная во время операции. В одном из рапортов о ней писали :" С. (Christine Granville) может сделать с динамитом все, что угодно, разве что не съесть его..." .

krystyna_skarbek_650a


На развалинах взорванного моста. Франция, 1944г.

Гестапо назначило огромное денежное вознаграждение за голову Кристин Гранвиль. Ее это не напугало, наоборот она стала бравировать опасностью, что и явилось причиной ареста Камертса и его двух товарищей. Кристина решила их освободить. За несколько часов до казни английских шпионов она появилась в тюрьме гестапо в Динь-ле-Бен, с шумом ворвалась в кабинет офицера СС бельгийца Макса Вема уверила его, что она не только английская шпионка, но и кузина маршала Монтгомери и пригрозила ему и всему персоналу тюрьмы страшной местью, если он немедленно не освободит арестованных.
"Я единственная, кто может вам гарантировать безопасность, - добавила она, - потому что союзники давно готовятся расправиться с вами". Как компенсацию за потерю узников Кристина пообещала перепуганному эсэсовцу взятку в два миллиона фунтов. Вем на все согласился, и на следующий день Кристина вернулась с деньгами, которые англичане сбросили ей на парашюте с запиской:
" Если она просит, значит это необходимо!". Узники вышли на свободу, Вем снабдил английских агентов оружием и автомобилем, а через несколько часов радио би-би-си передало короткое сообщение : "Felicitations a Pauline" (поздравления для Паулин).
Камертс остался ей благодарен за свое спасение до конца жизни.
Следующим безрассудным поступком Скарбек был случай на перевале Ларш, где она сагитировала две тысячи поляков, мобилизованных в войска вермахта, перейти на сторону союзников. Американское командование стало свидетелем ее речи по мегафону, обращенной к солдатам: "Я и мои французские друзья хотели бы, чтобы вы сбросили с себя эти мундиры и сражались с немцами. Но вы ведь не можете сражаться в их мундирах, а других, к сожалению, у вас нет. Поэтому идите вперед голыми до пояса!". Американцы не могли поверить своим глазам, когда увидели как две тысячи польских солдат сорвали с себя немецкие мундиры и полуголые пошли за Кристиной, размахивая мундирами над головами.

В августе 1944-го по возвращении в Лондон она обратилась к начальству с просьбой засылки в Варшаву, охваченную восстанием. Получила отказ. Огорченная Кристина возвращается в Каир, где в апреле 1945 года была демобилизована. С этим она не может смириться и всеми возможными способами пытается вернуться на службу. Безрезультатно. Не помогли и письма руководителям британской разведки. 11 мая получила 100 фунтов отпускных, личную благодарность Черчиля, и о ней забыли. Надежда получить какое-нибудь опасное задание все еще не оставляла ее, но письмо за подписью Х.Р.Александр не оставляло сомнений:

"Дорогая К. Боюсь, что перспективы твоего участия в каких- либо заданиях в настоящее время или в будущем очень туманны... Зная твое отвращение к канцелярской работе, не думаю, что тебя заинтересует вакансия секретарши, что значительно ограничивает список должностей, которые мы могли бы тебе предложить..."

Война окончилась и Кристина больше никому не была нужна. Послышались даже голоса, обвиняющие ее в выдаче секретов Великобритании. В отделе спецопераций появились люди, враждебно относившиеся к Кристине и считавшие, что во время войны она работала на поляков, а не англичан. Скарбек оказалась в гораздо худшей ситуации, чем ее коллеги - мужчины. Высшие военные награды, такие как Виртути Милитари (высшая военная награды Польши), французский воинский крест, медаль Георгия или орден британской империи, ничем не помогли. За подвиги ей заплатили насмешками и презрением...

В 1947-м году ее будущее представлялось особенно унылым. И снова попытки вернуться к активной жизни, полной приключений. Журналист Эдвард Хау (Edward Howe) хорошо знал прошлое Скарбек и ее способности. Когда она обратилась к нему с просьбой найти кого-нибудь, кто мог бы помочь вернуться на службу, он дал ей визитную карточку своего знакомого Яна Флеминга, служившего во время войны офицером королевского флота и известного связями с английской разведкой. Флеминг встретился с Кристиной в лондонском ресторане и был очарован своей собеседницей. "Я хорошо понимаю эту Кристину, - написал он Эдварду Хау после встречи.- Она просто лучится всеми чертами и талантами литератора. Как редко можно встретить такую личность! Этот ужин стал для меня вдохновением". Биографы Флеминга считают, что вскоре после этой встречи между ними начался бурный роман, продолжавшийся около года. К тому времени Флеминг был женат на Эн Ротермир. Любовники были очень осторожны и встречались только за пределами Лондона и в его доме на Ямайке. Их дороги разошлись, едва Эн родила Яну ребенка.
В 1953 году вышла первая книга Яна Флеминга "Казино рояль", а с нею появился на свет и самый знаменитый шпион ХХ века Джеймс Бонд. Он влюбляется в двойную агетку Веспер Линд. Портрет этой женщины невольно ассоциируется с Кристин Гранвиль:

"...она серьезна ровно настолько, насколько это необходимо, и холодна, уверяю вас, как ледышка. По-французски она говорит как француженка, дело знает до тонкостей… При каждом движении волосы рассыпались у нее по лицу, но она не обращала на это никакого внимания. У нее были широко поставленные ярко-голубые глаза; взгляд был прямой, но с оттенком насмешливого равнодушия. На слегка загорелом лице не было косметики, только яркая помада на красивых губах. Короткие ногти без всякого лака как бы подчеркивали сдержанность ее натуры; эта сдержанность чувствовалась во всем, вплоть до скупых движений оголенных рук".

skarbek

Кристина Скарбек и актриса Ева Грин в роли Веспер Линд

Флеминг пишет о Веспер с неизменным восторгом, во всех описаниях заметна неподдельная страсть. Как и Скарбек, Веспер обладает чувством юмора, высокомерна, мужественна и готова пойти на риск. Как и Скарбек, она всегда носит при себе нож - ее любимое оружие. Знакомые Кристины рассказывали, как она, желая кого-то напугать, выходила из кухни с ножом и кричала:" Замолчи, потому что у меня в руках нож. И помни, что это мое любимое оружие".

article-2416030-1BB77CDF000005DC-526_306x238

Нож Кристины, с которым она не расставалась даже на официальных приемах. (Экспонат военного музея Британии)

Есть еще одна деталь, сближающая героиню книги со Скарбек. В "Казино Рояль" Веспер рассказывает, что родилась вечером во время бури, и родители дали ей имя, напоминающее об этом событии (vesper - вечерняя звезда). Кристина Скарбек родилась грозовой ночью, а ее отец граф Ежи Скарбек называл ее "Vesperale" или, как сам говорил, "вечерняя звездочка".

Послевоенная действительность заставила ее браться за любую работу. Была горничной, продавщицей, стюардессой на пассажирских кораблях. Последняя работа на трансантлатическом лайнере "Ruahine" стала прологом ее трагической гибели. Здесь она познакомилась с очередным любовником ирландцем Дэнисом Джорджем Молдауни. Он защищал ее от нападок команды судна, завидовавшей ее военным орденам, которые по требованию хозяев все члены экипажа были обязаны носить на виду. Кристина погружалась в депрессию и Дэнис вместе с ней. От одиночества Кристина не отталкивала его, а Молдауни решил, что она влюблена и не может без него жить. Новый любовник госпожи Гранвиль был мил и внимателен, но простой рабочий никак не подходил к кругу друзей польской аристократки. Его любовь стала обсессивной, и Кристина решила, что с нее хватит. Друзьям она рассказывала, что он непредсказуем, и иногда она его боится. О решении расстаться с этим поклонником она рассказала Коверскому, с которым по-прежнему поддерживала связь, и тот решил помочь ей избавиться от "наглеца" и увезти ее из Лондона. Не успел...
15 июня 1953 года Кристина вернулась в лондонский отель поздно вечером и направилась в прачечную забрать стирку. Она собиралась как можно быстрее упаковать свои вещи и отправиться вместе с Коверским в Льеж в Бельгии, подальше от поклонника. Когда возвращалась в свой номер в лоби ее уже ждал влюбленный ирландец. На его вопрос правда ли, что она хочет уехать из Англии, ответила утвердительно. Дэнис попросил вернуть ему его письма.- "Я их сожгла", - ответила Скарбек.- "Надолго уезжаешь:" - " Года на два"
Модауни бросился на нее и ударил ножом в грудь. Кристина умерла прежде, чем подоспела помощь, прошептав “пшепрашам” (простите).
Дэнис остался на месте до прибытия полиции. На вопрос инспектора признается ли он в убийстве Кристин ответил:"Да, я убил ее. Заберите меня отсюда и покончим с этим побыстрее".
Дэнис Джордж Молдауни был приговорен к смертной казни через повешение. Просил ускорить казнь, так как верил, что после смерти он снова встретится с любовью своей жизни, и тогда они останутся вместе на века. Приговор был приведен в исполнение 30 июня 1952 года. Последние слова казненного были :
" Убить, значит овладеть до конца".

Кристина Скарбек - Гижицка похоронена на католическом кладбище Сент Мэри в пригороде Лондона Кенсел Грин. На похоронах присутствовали Анжей Коверски и Френсис Камертс (одну из своих дочерей он назвал Кристина), которые после ее смерти сделали все возможное, чтобы скрыть подробности личной жизни Скарбек.

В 50-х годах прошлого века в Лондоне заговорили о постановке фильма, основанного на биографии Скарбек военных лет. Роль Кристины хотела сыграть Сара Оливер, дочь Уинстона Черчилля. В одном из интервью она призналась, что в их семье часто говорили о Кристин Гранвиль, а ее отец называл "эту польку" своим любимым шпионом. Бил Масс, знавший Кристину по работе в управлении спецопераций, написал сценарий, но фильм по неизвестным причинам так и не был поставлен. По слухам, кто-то в высших кругах Англии очень не хотел этой постановки.
После похорон четверо агентов и бывших ее любовников, - Френсис Камертс, Джон Ропер, Патрик Говарт, Анжей Коверски, - решили до конца жизни хранить тайны Кристины и даже основали " Товарищество защиты доброго имени Кристин Гранвиль" , которое пресекало любые попытки рассказать о личной жизни графини Скарбек. Их стараниями провалились издания двух книг, они не позволяли публиковать газетные статьи или ставить документальные фильмы. Издателей пугали судом, угрожали использовать свои знакомства в разведке,
чтобы навредить издательству и разрушить карьеру писателей, нтересовавшихся интимными подробностями личной жизни агентки Гранвиль. К тому же Камертс часто рассказывал о приключениях Скарбек, выдавая их за свои собственные, в том числе и историю с симуляцией туберкулеза. Под его диктовку в 1975 году вышла единственная биография Скарбек, написанная при жизни членов товарищества. Книга "Кристин. Агент SOE и любимый шпион Черчилля" написана Мадлен Массон, познакомившейся с Кристиной во время рейса в ЮАР.
.
ПОСТСКРИПТУМ

Смерть графини породила много слухов. Инспираторами ее убийства называли и КГБ, и английских разведчиков, якобы мстивших за выдачу государственных тайн. Скотланд Ярд даже провел расследование на эту тему. Но сторонников теории заговора это не убедило. Еще одна теория: она слишком много знала о гибели генерала Сикорского (глава польского правительства в изгнании) и судьбе его дочери, якобы погибшей в советских лагерях. Анжей Коверски до конца жизни остался холостяком. Жил и умер в Мюнхене в 1988 году. В завещании просил захоронить его в могиле Кристины, Камертс выполнил его просьбу.
На родине Кристины, в Польше долгое время ее имя было неизвестно, но после смерти всех членов товарищества и публикации некоторых архивов английской разведки в 2003 году появилось множество статей, книг, документальных фильмов и целых монографий о жизни графини Скарбек. В 2008 году польский режиссер Агнешка Холланд ("Горькая жатва", "Во тьме") планировала поставить фильм, основанный на ее биографии, главная роль предназначалась Кейт Винслет ("Титаник"). Планировали и телесериал, но и из этих планов ничего не вышло. Видимо и здесь отношение к ней осталось двойственным. В 61-ю годовщину со дня ее смерти польские власти реставрировали надгробие на кладбище в Лондоне и возложили венки на ее могилу с воинскими почестями. С другой стороны, статьи и книги вроде недавно вышедшей в Польше книги Ярослава Моленды “Кристина Скарбек. Королева подполья или предательница?” бросают тень на ее героическое прошлое. Для англичан она остается “этой полькой”, для поляков - английской шпионкой, а для всех остальных – “слишком еврейкой”... Все родственники Кристины по материнской линии были уничтожены в годы войны.

Э.Милятинер